ЛИТЕРАТУРА КИНО on-line off-line

Альманах Рок-дилетанта

Беседы РД: ДИАНА АРБЕНИНА

РД. Дина, мы собираемся выпускать твою книжку, как мы договорились. Что там будет? Ты, говорят, читаешь стихи со сцены, не только поешь теперь?

ДА: Дело в том, что у меня есть песни, а есть антипесни. Ну или как мы с Яшкой когда-то договорились - стихуи. И я просто хожу по сцене с листом бумаги, потому что я не знаю их наизусть, и читаю. А потом беру гитару, начинаю играть, и только тогда, когда начинается вокал, поднимается вся эта байда. И первое отделение - моно. А во втором отделении все уже опускается до уровня карманов - реально - я беру микрофон и читаю второй. Хожу и читаю. Это прикольно. Потому что занавес опущен, но не до конца, так что ноги видны, и люди видят, что кто-то ходит и читает. После этого выходят эти архаровцы- акапелльщики, они свое отделение. После этого уже ничего не поднимается и не опускается. Я читаю “Тома Йорка”, которого я единственного знаю наизусть, и все, кто ходит на концерты, все тоже знают наизусть. А потом уже выходят пацаны и мы играем второе отделение. И мы так и сделали. И это было так классно! Мы уже третий раз выступает во МХАТе, но меня в первые там так проперло. Я, вообще, абсолютно честна: если мне нравится песня “Сенбернары” моя, то я пристаю ко всем - ну что, тебе нравится? да? скажи! И есть масса песен моих, которые мне не нравятся. Так и с концертами. Если мне концерт не понравился, то мне сколько ни говори, что был офигительный концерт, я не поверю. У тебя свое восприятие, у меня свое. Но там было клево.

АЖ. Я с помощью “Снайперов” приобрел некий моральный капитал. Когда сейчас в интернете про тебя говорят, я даю ссылку на “Русские кружева” 97 года, где про вас писал.

ДА: Нам помогли, я могу точно абсолютно сказать, три человека - ну, по моей памяти. Это Олег Пшеничный, который к нам подошел и сказал: “Девчонки, хотите, я вам сделаю страничку в Интернете?” А мы сказали: “А что такое Интернет, и что за страничка?”. Вторым был Сашка Канарский, который в Калифорнии сейчас, у него два сына уже, он офигительный совершенно человек. Ну и разумеется Александр Житинский. Это 100 процентов. Помните, как вы подъехали к “Борею” на такой машине, а я только подвинулась... А дальше вообще начался такой реальный момент, потому что мы стали выпускать “Детский лепет”, мы сделали очень быстро оформление и стали продавать диск второй...

АЖ. Ты знаешь Буч? Как ты к ней относишься?

ДА: Знаю, конечно. Значит, так. Начинаю с творчества, им же и заканчиваю. Она написала офигительную песню “Я умер час назад”. А что касается общего состояния, то мне кажется, что надо проторить путь еще, лет пятнадцать надо еще попахать, тогда может что-то получится. Дело не в том, сколько ей, а в том, что надо пройти свой путь. Потому что когда ты ваходишь на сцену, даже если ты был успешным журналистом, а потом решил, что ты рок-певица, это конечно классно и флаг ей в руки. Но мне бы хотелось, чтобы она написала песню, чтобы мурашки по коже пошли. Еще пока не пошли.

АЖ. А девушку Раду ты знаешь?

ДА: Да, мы вместе в Тюмени были на фестивале. Насколько я знаю, она абсолютно стабильна в своем творчестве, она постоянно гастролирует. А Буч очень хороший человек. Очень щедрая, очень добрая. Что мне не нравится, так эти все пиар-фишки: мужчина там, вся эта байда, потому что когда они все это устроили, что у нее растут усы и т.д. Я помню в Б-2 было такое шоу: она сидела в тельняшке и ей задавал ведущий вопросы очень уничижительные, типа какого вы пола... А я только приехала из Питера, сидела на своем месте и думала: блядь, сейчас заеду в рожу этому ублюдку, потому что нельзя так с человеком разговаривать. А потом оказалось, что это фишка, что это заранее все было спланировано. А меня Лариса Пальцева тогда едва удержала на месте: сиди, нормально, это же пиар-ход. Какой, - говорю, - пиар, я ему сейчас наварю, нельзя так с девушкой разговаривать.

АЖ. Я тоже, прочитаю что-нибудь в Интернете и весь вскипаю. Потому что абсолютно всему верю.

ДА: А потом мы читаем, что Арбенина ногу сломала. А я в тот момент в Киеве была, и вдруг огромное количество людей мне пишут SMS-ки: как ты? как твое здоровье? А я как раз дужкой от очков в глаз заехала. Больно, действительно. И я как честный человек пишу: вчера в глаз заехала дужкой, больно. И люди замолкают, больше не спрашивают. Кульминация была, когда я ехала на студию, звонит Миша Козырев Лорке и спрашивает: ну как она там? как нога-то? Лорка говорит: да нормально все. Оказывается на пресс-конференции к фестивалю “Наши в городе” ему сказали: какое вы право имеете заявлять на афише “Ночных снайперов”, когда всем известно, что Диана Арбенина лежит сейчас в больнице с переломом ноги!
Там, действительно, был инцидент, но очень мелкий. Мы снимали клип на песню “Асфальт”. Все происходило на дороге и ездило офигенное количество машин туда-сюда. И меня зацепила “Ауди”, я едва успела отклониться и он прошелся по всей правой части. Кошмар, на самом деле. Я ушла в грим-ваген, посидела там какое-то время, чайку попила...

АЖ .... Нет, мне действительно очень приятно, что у тебя все состоялось. Я вчера на концерте это видел. То есть если бы даже не состоялось, то вы мне и прежние были дороги, я бы все равно говрил, что вы ничего не понимаете, и “Снайперы” лучшая группа”. Но твой звездный успех состоялся и замечательно. Вчера в конце ты пела новую песню (“Сенбернары”), но народ сразу врубился, зажег огоньки, и я сразу поспорил, что она будет хитом.

ДА: Да, а я так волнивалась, закрыла глаза, открываю: целое море огней колышется.
... Я могу сказать, что я ненавижу группу “Ленинград”, потому что они забивают бащку людям лживым имиджем Шнура Имидж какой: русский человек вечно пьяный и такой... гадкий. Это очень плохо, это атас. У меня есть друг, он меня пригласил на свою вечерину. Ну я захожу - а я за рулем, не пью - смотрю, люди абсолютно нормальные, клевые. И вдруг втыкают “www ленинград spb точка ru” и все такие оо! И такое идет молотилово. И я смотрю на этих людей, у которых только что были лица и глаза, не становится ни лиц, ни глаз вообще. Притом я знаю Шнура - он тихий, добрый и непьющий человек практически. Нет, разумеется, он может зажечь, как каждый из нас, это понятно. Но он не алкоголик и не долбоеб. Это тоже такая фишка, пиар-ход. Вот этот имидж группы “Ленинград”, когда все играют пьяные. Все это вранье, ненавижу. Или ты живешь, как Том Вэйтс, или ты колешься и умираешь, как Курт Кобейн, или ты снимаешься во всех глянцах, одеваешься в салонах и т.д. Наша страна вообще сейчас на уродов похожа, потому что у нас сейчас вообще музыки нет. Вот мои ребята сейчас написали песню “( с половиной недель” на мои слова, она войдет в новый альбом. Я послушала - ну да, это песня для моих музыкантов, что поделаешь, надо смириться. Обычно у нас как бывает: я пишу все, текст, мелодию, приношу им - вот, я песню написала. Они так... может, здесь поиграем? Нет, я их очень люблю, я против всяческой доминанты вообще. Я если пишу какую-то хуйню, то я сама об этом знаю и никто этого не видит. Не, у нас был такой момент, мы репетировали перед МХАТом, стали одну песню играть, сыграли, я говорю: “Пацаны, это же такая хуйню, это позорище, нафиг эту песню играть”. Они так радостно выдохнули.
Нет, мне кажется, что сейчас я переживаю просто ренессанс, такой нормальный снайперский ренессанс после всего, как это все случилось в 93 году, как официально все началось. И уже пора собирать камни и пожинать плоды.

АЖ. Нет, ну у вас разные периоды были. Вот я помню концерт, когда вы были в Ленсовета разогревающей группой у Гарика Сукачева и в вас летели пивные банки...

ДА: Гарик - классный, а Шнур - хуйня. Вы мне напомнили. Мы со Светой Лосевой и с Иваном Иволгой пришли на концерт Гарика. Нам было очень тяжело, потому что накануне умер Дюша Романов. Он умер на сцене, как раз в тот момент, когда я, пардон, выносила мусорное ведро. И в этот же день был концерт Гарика Сукачева, и перед ним выходил Шнур с группой “Ленинград”, которую никто не знал, никто не хотел, и в которую хуярили эти банки постоянно. Мы стояли за кулисами смотрели, ну и пидарас. А дальше был концерт Гарика, который ему нелегко дался. Потому что он космический человек, с большой историей, со своими делами. Я вообще-то не люблю после концерта в гримерки заходить, понимаю, что человек устал, но Лосева уговорила. На, поблагодарили. Оборачиваемся, у двери такой чувак мнется. в такой кацавейке и держит вот так свои ручки у хуя. И лицо такое... искательное. А Гарик, он же добрый: Серега, проходи, братан. И этот Шнур, чуть ли не кланяясь постоянно... “Меня зовут Шнур... иии”, улыбочка такая... А теперь он герой. Надо же понимать истоки, он плебей изначально. Хотя и умный парень.

О себе | Фото | Видео | Аудио | Ссылки | Новости сайта | Гостевая книга ©Александр Житинский, 2009; Администратор: Марина Калашина (maccahelp@gmail.com)